krissja: (Default)
Плюс тридцать всю неделю и очень много работы. Весь день сижу под кондеем довольная, фигачу, переключаясь с одного на другое - с бус на почту, с почты на маршрут, с маршрута обратно на бусы. Кондей дует себе и мне, капает за окно; у меня перед глазами - бусинки и буковки, у меня в голове - интереснейшие дела, я занята тем, что люблю больше всего на свете, и смотрю на то, что делают мои руки.
Среди дня, когда солнце пробивает плотные шторы, выхожу на балкон за каким-нибудь надом - и жара-жарынь охватывает меня всю: бьёт в нос запахом платанов, пыли, моря и постоявшего под солнцем базилика (куда до него самшиту!); щиплет щёки и плечи горячими пальцами; падает на голову мягкой подушкой.
Я прислоняюсь к (горячей! горячей!) стене и смотрю вперёд - а там крыши. Домики. Балконы. Домики на крышах с балконами (и те, и другие). Оранжевая черепица, красная черепица, бордовая черепица, тёмно-серый металл. Прямые окна, косые окна, огромные стеклянные панели на крышах. Этот город кидает мне в глаза все свои изгибы, параллели и перпендикуляры, свою темноту и свет, свои трещинки и уголки, - а я стою, обнятая жарой, и думаю: люблю тебя бесконечно.
И ухожу обратно под кондей.
В какой-то момент так ущемилась чувством собственной неприкаянности, что подумала: прошлым летом было проще. Потом вспомнила прошлое лето - и отпрянула: год назад задача была - выжить. Дыша половиной ноздри, плавясь на жаре без возможности передохнуть, доживая последние недели собственной семейной жизни - и пытаясь заработать все возможные деньги, - вынимать из мира всё прекрасное, что увидят глаза - и молчать обо всём остальном; и я выжила, и это можно зачесть как опыт, если я научусь об этом помнить. Прошлое лето было невероятно, невыносимо тяжёлым. А сейчас моё сердце не болит и не рвется; сейчас я скучаю по временам, которые то ли были, то ли нет, то ли будут, то ли нет, и иногда эта острая, до резких слёз, тоска по разделённой любви заставляет меня думать "что же я делаю". Но это можно продышать, это - проходит.
А потом я смотрю на свою жизнь - в ней есть то, что я люблю и что люблю именно я, и нет того, что я люто бешено ненавижу. В ней есть место всему, что мне нужно - и я учусь стряхивать с себя ненужное, пусть даже очень привычное, но не свойственное мне больше. Мне не нужно больше "терпеть во имя", и оказалось, что так гораздо лучше. Честнее. Красивее. Это хорошая жизнь и она по-настоящему моя; а что в ней нет определённых вещей - так будем справедливы, в ней их нет уже очень давно.
Я распрямляюсь и верчу попой, я хожу в своём собственном ритме, я напеваю и пою сколько хочется, и я прекрасна сама по себе, а не потому что кто-то мне это сказал (и как-то немедленно прибавилось говорящих).
Жаркое лето заставило созреть некоторые вещи быстрее, чем они собирались, а мягкая весна продлила сезон других вещей, которые обычно быстро проходят. Так румяные сливенские абрикосы встретились с толстобокими болгарскими перцами; некоторые хозяйки запустили чушкопеки, и в воздухе слышен мой самый любимый запах: печёных до обугливания перцев и жареного на углях мяса. Ветер с моря добавляет ему йодистой соли и кружит мне голову тем, что я люблю больше всего на свете.
Моя любовь к этому городу пахнет печёными перцами. Ничего не могу с этим поделать: импринтинг.
krissja: (Default)
Внезапно оказалось пора заводить тэг "мои друзья художники" - потому что, съездив в позапрошлом году в Несебр сначала со Стрейнджером, а потом с Мартой, я, конечно, мечтала оказаться там с ними обоими и позырить, но даже близко не представляла себе, насколько это будет мегаохуенно.
Позырить мне было с перехлёстом. Красотой мира меня порвало бессчётное количество раз - когда друзья художники показывали свет, а потом тени, а потом свет, а потом лучи, - и тут же говорили о подробностях, указывали на детали и рассуждали вслух, а как тут всё зимой. Иногда Стрейнджер "включал искусствоведа", а иногда у меня перехватывало дыхание. А потом, когда от меня уже почти ничего не осталось - на верандах зажглись жёлтые шары, "и как теперь жить".
Быть мной в тот день было невероятно кайфово и довольно мучительно.
Ищохачу.


много, много картинок )
krissja: (otpusk)
Двадцать девятого августа стало ровно три года, как мы переехали в Варну.
Жизнь моя, сердце моё, я не могу оторвать глаз от тебя, люблю тебя сильнее с каждым днём, какое же ты счастье моё вообще. Сама себе завидую, что здесь живу.
krissja: (Default)
Я на жару не то чтобы жалуюсь, но признаю, что плюс тридцать три по Цельсию в тени - несколько за моей личной зоной комфорта (она у меня заканчивается в плюс двадцать восемь, а дальше - плато "скорей бы море прогрелось"). Да, есть кондиционеры, есть спасительный сквозняк, есть тенистый парк и есть порт и пирсы, на которых после заката особенно легко дышится; но в общем и целом летом очень чувствуется, что Болгария - действительно южная и тёплая.
Зато, зато, зато именно поэтому тут нет дикой адовой ледяной тоски, вот этих девяти месяцев пиздеца вместо погоды, когда "каждое утро - медленный как дым, - проснулся и думаешь: грёбаная зима...©" Да, мне зимой иногда бывает сильно холоднее, чем мне же было в Москве, и иногда - даже подолгу, дней по пять кряду; а потом зато сразу - плюс пятнадцать, и можно выйти на улицу в тонкой ветровке, и снять её на солнце, где аж плюс двадцать пять, и сделать знаковое фото "мы с Мухтаром зимой, счастливые сволочи" - в короткорукавном и тёмных очках. А потом зато снова будет дыдыды и уууу, и адов северный ветер то ли из Норвегии, то ли из Сибири, и печка с утра до вечера, потому что иначе дом не прогреть; а потом снова будет солнце, а потом ещё что-нибудь; но унылой многомесячной ледяной тоски - не будет.
Люблюнимагу.

Недавно гуляли в парке - увидели, что в Амфитеатре поставили палатки и столики, вспомнили, что в ближайшее время будет очередной летний фестиваль ("Бира и скара", то есть "Пиво и гриль"), прошли мимо, забыли.
Два дня назад гуляли по парку - а что это там так шумит, давай посмотрим? - вышли к Амфитеатру - А ТАМ ЯРМАРКА. Огромная, шумная, многолюдная; толпы людей - кто в тире медведика выигрывает, кто сахарную вату жарит и продаёт, кто очередью вытянулся за жареными колбасками десять прилавков один другого лучше пахнет, кто со сцены поёт-пляшет, а кто ходит вокруг с отакенными глазами и приговаривает: "Охнунифигажсебе. Охнунифигажсебе!"
Мы быстро сбежали, зацепив по дороге замечательное: рекламный плакат "воздушный футбол и стрельба из лука!" Воздушный футбол - это, как мы поняли тут же, дивная вещь: огромные, в рост человека, полиэтиленовые шары, объёмные, надутые воздухом; серединка у них полая, и туда, собственно, вставляют человека и закрепляют специальными ремнями. И человек бегает такой по полю, иногда падая и катаясь, внутри гигантского футбольного мяча. Я немедленно захотела туда засунуться и попрыгать, но испугалась своего страха падения, да и голова болела, да и вообще как-то... не срослось, как обычно. Но над сочетанием этой роскоши и стрельбы из лука мы ржали всю обратную дорогу.
Сегодня сходили в парк - в Амфитеатре тишина и спокойствие, никого и ничего. Такое сюрреалистическое оущение, будто отвернулся - и опа.
А второго июля у нас ФлагТаг - в порту над водой будут летать на всём, что летает. Всю зиму его ждала.

Ходила зырить скандинавское кино - сняла "фотографическое моление Русалочьей луне":
krissja: (otpusk)
Когда мои дочери росли, я была дико клёвая матерь, вообще ни разу не овуляшечка. Я чётко разделяла себя, Вику и Дашу, никого не называла "мы покакали", в школе тоже учились только мои дочки, а не мы все, а разговаривала я с ними нормальным человеческим языком, а не специальным приторным тоном с бесконечными обсасываниями одной и той же темы.
И вот я, сорокалетняя женщина с правильным соотношением выдержанности и радостного безумия в голове, иду, держа на поводке чужую - это важно! - собаку. Мы спускаемся по лестнице, Шанти за нами стаскивает огромный чемодан, и я слышу ушами, как рот мой говорит:
- Вот так, мой мальчик, сейчас мы дойдём до домика, а где наш домик? А какой нам мама домик уже поставила на первом этаже, ах, какой красивый! А кто мой мальчик любимый сейчас поедет на самолётике кататься вжи-вжи?
И меня не смущает даже придушенный всхлип за спиной - да, Шанти познакомилась со мной полтора месяца назад, мы редко гуляем без Сладкого Мальчика, и ей неоткуда знать, что всё остальное время и с остальными живыми существами я веду себя совершенно иначе.
А недавно мы покакали в куст, и Шанти придумала слоган "айфон шесть эс - лучший фонарик для поиска собачьего дерьма!"
Приеду в Москву - скажу маме: "Я теперь знаю, почему ты так разговаривала с внучками".
krissja: (otpusk)
На берегу становится экстремально шумно - сезон, дискотеки, - а я с некоторых пор плохо переношу низкие частоты и смешение нескольких музык; потому новые серии скандинавского кино смотрю на новых местах. Пирс даёт волшебное ощущение движения - волны идут от него и к нему и проходят как бы сквозь него, как будто всё плывёт сквозь пространство; но с берега доносится Очень Мешающая Музыка, и я, как и каждое лето, думаю: надо прийти сюда осенью, то-то будет хорошо, наверное.
А вот порт порадовал лучшим видом на закат и абсолютным спокойствием:



Буду, пожалуй, смотреть серии из порта и с ближнего маяка. Там такой уголок есть уютный, всё с него видно.
Будет такой выездной сезон, смена точки съёмки.
Чингизид пишет - находить что-то новое для любви. А я и в этом запредельно ленива: мне подавай что-нибудь одно, но огромное, сумасшедшее и быстрое, как вот этот вечный город, чтобы каждое утро обмениваться новым; или нечто беспредельно изменчивое, но при этом постоянное - как вот это море, чтобы привыкнуть было невозможно и чтобы от его запаха голова кружилась каждый раз как в первый (а в глубине чтобы таилось Фсякое, ага).
Море моё безумное, люблюнимагу.
krissja: (otpusk)
- Мало же тебе нужно для счастья, - улыбнулся Стрейнджер.
- Ага! Четыре тысячи участников, примерно тысяча зрителей, идеальная организация, море под боком, солнце в облаках, вода момент жажды, пританцовывать под музыку, твоё прекрасное общество - и вместе всем городом, его гостями и жителями, вписаться в книгу рекордов Гиннеса. Правда, мало? - хихикнула я.
Я вштырена охуином, бешеная радость пузырится в моих венах, и, наверное, сегодня на ночь мне снова придётся слушать русский рэп, чтобы дожечь. Я дико люблю городские праздники, хорошую организованность, безопасность и поддержку, этот сумасшедший город и компанию Стрейнджера. Сочетание этих факторов вынесло меня напрочь.
Кажется, город мой научился, приглашая всех своих жителей, учитывать, что они реально все придут. Город отлично простроил Новый год на площади, нормально провёл Карнавал, а сегодня отыграл летний праздник. Сегодня на пляже всё было рассчитано на четыре тысячи участников, которым должно быть комфортно, и на охуилион зрителей, которым всё должно быть видно. Идеальная расстановка гостей и участников; организаторы, говорящие на всех языках; гости и участники со всех краёв света; вода-плюшки-сок-айрян (вот это последнее дико трогательно: если вам нельзя ни сока, ни плюшек, а есть всё-таки хочется - вот для вас айрян). Никому не было тесно, никому не было плохо, все спокойно ждали шанса стать рекордсменами, сдержанно радуясь жизни. Сверху, со смотровых площадок у бассейна, на это улыбались зрители - необходимая часть движухи этого города. Единственным неприятным для нас было качество звука в колонках (слишком много высоких частот, слишком громко, слишком дребезжаще); но и это перестало раздражать, когда эстрадные певцы закончили развлекать пришедших. Нам раздали одноцветные футболки и бейсболки и включили просто песенки для поплясать в ожидании. За три ряда от нас стояла компания индусов, красивых как юные боги, и вот они танцевали профессионально, и такой от них шёл драйв, что вскоре задвигалась вся наша часть молекулы ДНК. Плясала юная хип-хоперша и её долговязый спутник, пританцовывали впереди две ухоженные болгарки примерно нашего возраста, двигал плечами пожилой сухощавый англичанин, подпрыгивала рядом его кругленькая тоже очень немолодая жена, одобрительно кивал взрослый голубоглазый мужчина позади нас, ну и мы хохотали, глядя друг на друга в синих бейсболках и майках. Мы были молекулы охуина, мы были часть четырёхтысячной группы, собравшейся утром на пляже по делу и для радости, мы пришли сделать городу красивую картинку, видимую только с небес, мы пришли для нового рекорда, и всё у нас получилось.
- People of Varna, you are officialy amazing! - воскликнул человек из Гиннесовского комитета, и мы отозвались:
- Yes I am!
- Yes we are!
Hell yeah, мы сделали это, и мы шли домой в синих, фиолетовых, белых, красных и зелёных футболках, у нас на руках были браслеты, которые теперь - уникальное свидетельство события, и мы вписаны в книгу рекордов Гиннеса как часть этого сумасшедшего города, очень тебя люблю, пожалуйста, не переставай.
А как это выглядело с той точки, для которой мы строились, вечером показали в новостях.

ещё картинок? )
Организаторы сработали офигительно. Респект до неба и уважуха до края моря. И как же сладко быть необходимой частью праздника, обычным участником, а. Как же мне это нравится.
krissja: (Default)
...и что надо бы делать почаще, если хочется чувствовать себя получше:
- ходить на выставки, можно и в одиночку; ходить с Серёгой - это один формат, с Боничкой - совсем другой, а в одиночку - самый продуктивный: сразу поделиться не с кем, зато можно долго зырить, ни на кого не оглядываясь. Прямо вот поставить себе: одна выставка в неделю, Зули.
- купить билеты в театр и пойти уже на какой-нибудь классный спектакль. Тоже можно в одиночку, если из моих никто не согласится. Не знаю, люблю ли я театр сейчас, но в детстве очень любила.
- купить хотя бы одно пирожное суфле в гладкой блестящей глазури; визуально я люблю их больше всего на свете, а при покупке совершенно об этом забываю.
- не готовить хотя бы раз в неделю. Покупать готовую еду, заказывать из любимых заведений, отправлять домашних варить пельмени, вот это всё.
- следовать диете Мухиной; весна, приходи! (а пока ты не придёшь, я буду жрать, счастливая толстая Крыса)
- смотреть хорошие мультфильмы (сегодня зырили "Отель Трансильвания", дивная лента! надо смотреть что-то классное хотя бы раз в неделю, и в этот день не готовить, ололо!)
- валяться на столе у косметолога Наташи (надо к ней вернуться спасать лицо, а то мне перестало нравиться, как я выгляжу)
- ходить в музеи! Почему я так редко это делаю, если так сильно это люблю?!


И да, хвастаюсь: два года потребовалось дорогой реальности, чтобы вырастить магазин Икея и несколько приличных пельменных мест в городе Варна.
Дорогая реальность, мне теперь знаешь чо надо? Разумная и гуманная забота о бездомных животных в городе Варна. Какая-нибудь политика безболезненной кастрации кошек с приютом-передержкой после. Толпа энтузиастов, развешивающих плакаты "Не выкидывай - кастрируй". Большие городские праздники "Усынови собаку", на которых честью будет прийти и усыновить собаку. Зимние домики для бездомных котов, как в Гданьске или соседнем Стамбуле. Мне нужна большая толстая плодотворная забота, организованная другими людьми, в которую я смогу иногда вкладывать время, а иногда - деньги.
И мне нужно много хороших добрых новостей, прямо вот на два порядка больше, чем плохих, а то этот город (опять?) подсел на слёзы и трагедии, дурацкий мой Феникс.

ПыСы: кошка Мышка приладилась выплёскивать воду и из плоского широкого тазика тоже. И научилась открывать яшики комода. Дело было так: у Даши в комнате комод стоит боком к стене, так, что задняя стенка вполне доступна; картонка, прикрывающая задницы ящиков, до нижнего ящика не достаёт; Мышка пряталась за Дашиным комодом и случайно надавила на задницу ящика, после чего сам ящик выдвинулся вперёд и в нём обнаружилось множество прекрасных вещей, которые можно вынимать и раскидывать; в процессе вынимания и раскидывания Мышь поняла, как нажатие на переднюю стенку ящика открывает его дивное внутреннее пространство. А потом, увидев в моем кабинете точно такой же комод, узнала его и решила проверить, работает ли этот метод с ним.
Вот умище, а! Кошачьего Шерлока кому? Не соскучитесь!
krissja: (Default)
Хотела написать "оттепель", но нет, именно оттеперь: весь день шёл дождь потоками, такой холодный, что не столько подтопил, сколько смыл снег. Некоторое его количество. Там, где его и так было немного. Сугробов практически нет, но вокруг такая нормальная каша-по-щиколотку, так хорошо знакомая мне по Москве.
Какое счастье, что уже завтра этого не будет.
По такой погоде, конечно, мы не пошли на пирс. Боничка с Сашкой, вдохновлённые моими рассказами о том, как сначала митрополит благословляет полки, потом военный оркестр ведёт весь город к памятнику Христо Ботеву, а церковное и городское руководство идёт пешком через весь город отдать честь памяти великого народного героя, а потом под оркестр же все спускаются на пирс длинной обходной дорогой, и мэр всё это время идёт без шарфика, несмотря на погоду, а зрители уже ждут вокруг пирса, а на пирсе на дальнем его конце раздеваются спасатели креста, и потом митрополит заклинает силы зла и освящает море - выходит на баржу, размахивается и швыряет в воду деревянный крест, и вода вскипает под руками пловцов, которые живыми добровольно прыгают в ледяное море, чтобы спасти крест и принести себе счастье-здоровье-удачу на весь год, и зрители вопят и спрашивают друг у друга - спасли? спасли крест? кто там, видно? - и потом бегут домой пить чай и читать в новостях, кто, собственно, выиграл, - а выиграли все, кто видел и все, кто потом пересказывал, как это было, - так вот, воодушевлённые этими моими рассказами (мн.ч.) о единственном празднике Йордановден, который я видела, Сашка с Боничкой дошли аж до церкви Света Петка, что в одном квартале от их дома. По такой погоде это очень круто. Промокли аж до лодыжек, пообещали друг другу в следующем году сходить - и вернулись домой.
Мы с Серёгой в это время спали дома под тёплыми одеялками.
А мэр Иван Портних (в застёгнутом пальто, но по-прежнему без шапки и шарцика), митрополит дядо Йоан (в церковном облачении, в очках и с голым лицом), оркестр ВМФ (без зонтиков) и все военные моряки города, включая дивизию подлодки (тоже без зонтиков), а также сорок шесть отважных спасателей креста - никак не могли развернуться и разойтись по домам. Потому что праздник. И шли пешком через весь город - оркестр ВМФ играл марши, над мэром несли зонтик, а дядо Йоан шёл так, в митре и с голым лицом (и даже не морщился, хотя дождь лил потоками). А на пирсе их ждали парни - от 9 до 75 лет, - и зрители - удивительно многочисленные для такой погоды.
Это о любви.
Спасибо сайту Варнамания за видео.

А где нет моря - там танцуют Ледено хоро.
Для себя. Добровольно.
Болгария невыразимо прекрасна.
krissja: (otpusk)
Устроилась на диване погреться перед сном в компании дивной новой книжки и Маленькой Чёрной Кошки - и предсказуемо заснута. Проснулась в два часа ночи от смски внезапно мокрая аж до флиски (ничего себе погрелась), быстро переоделась в сухое, радуясь тому, что у меня так много удобных мягких рубашек и чёрных хлопчатобумажных леггинсов, вышла на кухню - и там была немедленно одарена восьмимартовскими подарками.
Две новых прекрасных порционных мисочки с петухами - и для салата подойдут, и для хлопьев, и для каши, и для йогурта с фруктами. Идеальной формы мисочки с петухами, и к ним в комплект - самая большая вещь сервиза: парадное блюдо для фруктов. Хочется немедленно накупить всего того, что сейчас невероятно дорого стоит: персиков, абрикосов, тайских манго, красной смородины, - и наполнить этим блюдо, чтобы внутреннее гармонировало с внешним.
Заодно разложили по пакетам утренние подарки для девочек - просто милые штуки, ничего такого, что превзошло бы петуховый сервиз.
И книжка у меня новая захватывающая, Фраевская, "Слишком много кошмаров", я уж её берегла и откладывала, а теперь читаю и хихикаю всякий раз, когда герои оказываются в Скандальном переулке.
Я и так-то люблю радоваться жизни, безо всякого повода, так что глупо было бы с моей стороны упускать возможность сделать это прицельно.
krissja: (otpusk)
Помните, я в свой деньрождений жаловалась, что моего любимого зубастика испортили - закрасили чёрным, и теперь он просто чёрная дыра на стене?
В общем, в воскресенье, когда я забегала в Контемпорари Спейс за карточками (и пришла слишком рано, и нужно было подождать, пока Маус закончит заниматься с детьми, так что Ники выдал мне альбом, изданный одним немецким уличным художником, и дальше я не вела счёт времени, а только читала и зырила) - туда же зашёл и Фарс ("Nы же знакома с Алекси? - Привет, Алекси! Видела вашу новую работу рядом со школой моей дочери. - Какую работу? - Ну, кошечку и зубастика. - Одну кошку и одно лицо? Перед школой? Правда, что ли? - Ну да! - И вы там живёте? - Двумя кварталами выше. - Ай класс!"). А потом я видела мельком у Маус на фейсбуке коммент о том, что они ходили немножечко порисовать баллончиками - но постеснялась спросить, куда именно...
...сегодня мы увидели это "немножко". Во-первых, ребята загрунтовали всю, запятая, всю стену дома, на котором раньше был испорченный зубастик. Закрасили её нарядным белым цветом. А во-вторых, теперь там не один, а два рисунка:


Сняла в темноте второпях, завтра пересниму - ну какое же счастье, а, какая замечательная жизнь!
krissja: (otpusk)
Одессос, на месте которого построена Варна, всегда был узловой точкой, портом, перекрёстком, торговой столицей, морской столицей, словом, очень важным местом, по которому прокатились все события всего времени его жизни.
Одессос, существовавший несколько тысячелетий, был разрушен варварами в седьмом веке нашей эры; после этого был отстроен ханом Аспарухом и назван Варной.
Здесь была средневековая рыцарская крепость на фундаменте римской.
Турки расширили крепость, построили восточный город.
Он выгорел весь в Крымскую войну.
Его отстроили во времена болгарского Возрождения; он разросся стремительно, за несколько лет увеличившись в несколько раз.
Его ломали в Первую Мировую и бомбили во Вторую.
Его перепланировали, расчистили и расширили строители советского времени.
Он ветшал и облезал в постсоветское время.
Он с большим удовольствием восстанавливается сейчас; но большинству исторических зданий в нём - не больше ста лет (или тогда уже несколько тысяч лет). Многие из них до сих пор в печальном состоянии. Кроме того, значительная часть старого центра - это серые дома весьма лаконичной постройки; жить в них удобно (или прикольно), но визуально они поначалу кажутся довольно унылыми. А панельные многоэтажные дома, видимо, построены без учёта температурного режима; зимой в них холодно, поэтому жители побогаче утепляют свои квартиры изнутри и снаружи, обшивая их пенопластом и окрашивая сверху в разные цвета. Они буто закутаны в подвылинявшие лоскутные одеяла:

дальше буквы с картинками )

Profile

krissja: (Default)
krissja

August 2017

S M T W T F S
   123 4 5
67 89 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 08:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios