krissja: (Default)
"В нашем доме кто-то тушит говядину. Пахнет на все этажи"
"В три часа ночи! Садисты!"
"Ну... может, им на работу... тогда они - мазохисты".

Про всюдужизнь: раньше, поскольку не жила на высоких этажах, не видела, как растут гларусята. В этом году отнаблюдала весь процесс - от женитьбы (чайки залезают друг на друга и стоят пирамидкой прям ногаме! впрочем, я уже, кажется, изумлялась) через высиживание яиц и внезапного появления под мамой пушистых шариков (вот тут на коньке крыши, присмотритесь, точно в цвет бетона)
Потом я сняла эти придурков из окна подъезда:

ссылка на фото, если инстаграм перестанет его показывать



Потом - приросли перьями
А щас уже разноцветными стали как настоящие птицы:

ссылка на фото, если инстаграм перестанет его показывать

И звучат бес-прес-тан-но. Раньше - просто пищали, сейчас начали учить языки. В прошлом году чайки массово учили собачий лай, в позапрошлом - котячий мяв, в этом - в кварталах Генералите осваивают лягушачье кваканье, а в наших (Централна Поща) - работу тяжёлых механизмов (рядом какая-то то ли стройка, то ли ещё что). У одного птенца так хорошо получилось лязганье гигантской хреновины, что он на радостях повторял её всю.ночь.до.рассвета.
Сегодня лило весь день. Хочу ночную грозу - они тогда молчат.
(хотя что я говорю - в сентябре, когда в море идёт рыба и гларусы улетают учить детей охотиться, мне очень не хватает их воплей, и хорошо спать я начинаю в октябре, когда вся толпа возвращается - дратути :))

И чтоб два раза не вставать - к вопросу о виде из окна:


Люблюнимагу прямваще.
krissja: (Default)
Однажды недавно я про волков балканских рассказывала и пыталась найти картинки, потому что это не хищники, а ржака, во всяком случае, выглядят так, - но тогда не преуспела, а сейчас да.
Байто работает волком в Центре охраны крупных хищников. Есть ещё его подруга Въчка, вот она в детстве, а вот - чуть постарше.
Я предупреждала :)
krissja: (Default)
- Вот так я и хотела бы проводить выходные, - сказала Шанти, когда мы возвращались домой. - Выезжать куда-нибудь, пусть и недалеко...
- Делать не то, что в рабочие дни, - отозвалась я. - Можно даже без длинных прогулок, хотя тело просит движухи, главное - по-другому.
Сегодня у нас был настоящий летний отдых, который начался ещё вчера, то есть в пятницу: резко похолодало, с тридцати двух до двадцати двух, и температура продолжала падать, а вечером был даже дождь; и у меня заработала голова и ушли отёки - так что я скакала по улице вполне довольная собой в частности и жизнью вообще. А сегодня комфортные +19 стали вполне переносимыми +24 к шести вечера - и весь этот день мы провели у воды. Ходили в порт зырить на военные корабли, потом надеялись доехать на кораблике до Аспарухова - но не склалось, "Бэлла" ушла на ремонт обратно в Белослав; так что до фестиваля воздушных змеев мы доехали на такси.
Приехали, расстелили одеялки, упали на них и валялись, слушая море и глядя вверх.







("Ваше водительское удостоверение, пожалуйста", - сказал девушке хозяин машины)



Я нашла большую плоскую ракушку и медитативно копала ею песок. Подошёл Один Такой Сладкий Мальчик - и аккуратно, очень бережно, самым краешком зубов вынул ракушку у меня из пальцев и унёс грызть.
- Шанти, - говорю. - Шанти, смотри!
- А ты думала. Играешь - и без него?! Нельзяааа...
Вот он, чувак, методично отбиравший у меня те ракушки, с которыми я играла, и не обращавший внимания на все остальные:


Платьишко у меня было тематическое - воздушное и летящее сразу во все стороны, настоящее принцессное платье; оно было совсем лёгкое, но короткое, и я пришила к нему льняную оборку - и оно стало до неприличности пышное. Сбывшаяся мечта, одна штука: всегда хотела оборочки, а теперь и фигура позволяет :)


А вода сегодня была теплее воздуха. Плюс двадцать пять - она, плюс двадцать четыре - он.
krissja: (Default)
Ночером у нас случился заплыв Крукса. Мальчик же купаться не любит даже под тёплым душем, и в фонтане ему не понравилось, и в море он заходил только по коленку, чтобы налаять любимой хозяйке: выходи, выходи! А сегодня Шанти его того. Целиком. Взяла на руки и внесла в воду примерно себе по пояс, и отпустила, и потом вышла на берег счастливее самого пса, наконец спасшегося из вот этого мокрого ужаса, и восклицала:
- Он поплыл! Поплыл!
Сам же Мальчик в этот момент вытирался песочком примерно весь, а потом носился по прибою тудасюдатудасюда, подобный наконец-то разжавшейся пружине.
Мало есть в жизни вещей смешнее бегущего корги.

Ночером уже, когда мы с Мальчиком, утомлённые длинной прогулкой, ждали Шанти и Серёгу у дверей магазина, ко мне подошла пожилая дама:
- Твоя собака понимает болгарский?
Вспоминаю, как Крукс безошибочно реагирует на "ути-пути-сладурчето" от всех прохожих в парке, отвечаю:
- Ну да.
- А что ж ты с ним по-русски разговариваешь?
- А потому что я сама русская, - отвечаю, и улица отзывается хохотом. Оказывается, за нами внимательно следили и парень с детской коляской, и другой с сигаретой, и две девочки у кофейного автомата; находясь рядом с Круксом, поневоле делаешься звездой.
- Дааа, теперь мне остаётся только спросить тебя, понимаешь ли ты русский, - улыбается дама. - Я так уже попадала: услышала, как женщина говорит по-английски с французским акцентом, спросила её - та оказалась француженкой.

А ещё мы сегодня фонарики запускали. Сначала долго искали, где их продают; обрели искомое между двумя дискотеками (одна гремела басами так, что у меня чуть не лопнула голова, зато вторая била прямо в диафрагму - вот этим мне набережная после заката совсем не нравится), пошли на пирс - и по дороге видели, как с него запускают фонарики, не толпой в двести человек, конечно, но тоже красиво; а потом эти запускающие стали мы, и взлетел сначала мой - упал, Серёга спас его и я снова отпустила, - потом Шантин, а потом уже Серёгин, и ему апплодировал весь пирс.
Вот этот момент, когда сначала долго не загоралось и ломалось, потом не разворачивалось ничего, потом вдруг хвост фонарика расправился и начал наполняться горячим воздухом, и надулся весь, и начал рваться из рук, и его подводишь под ветер, подниваешь - и отпускаешь, и он плывёооооооооот только что бывший здесь и уже совсем отдельный - вот этот момент не приедается, нет.
krissja: (otpusk)
Это немного печально и немного смешно - сейчас с огромным удовольствием общаюсь с дочками, а также представляю себе, как круто будет лет через десять (не раньше!) получить в своё распоряжение внука или нескольких - как с ними можно будет гулять, разговаривать, дуть им в животы, слушать их разговоры, читать им сказки... Всё время детства моих дочерей я ждала, когда они уже вырастут, чтобы обходиться без меня - а теперь мне не хватает. Дозрела, называется, до родительства; а дети тем временем закончились, начались практически послезавтрашние взрослые люди, нынешние подростки, хрупкие и острые предметы.
Я ведь давным-давно разрешила себе и кислородную маску, и плохое настроение, и уединение - потому что иначе у детей не будет даже good enought mother. Но всё равно бОльшую часть времени детства моих детей я провела больной от усталости и недосыпа, недовольной неучастием партнёра в буйных детских игрищах и желающей отпуска, взрослого одинокого отпуска. А сегодня мне внезапно пришло в голову, что большинство моих коллег по семейному щастию всё это время не притворялись, а действительно ловили кайф от детоводства. Им нравилось (и нравится) возиться с детьми и вот это вот всё, чего мне потихоньку начало хотеться вот только сейчас для себя-через-десять-лет. Мне безусловно нравилось то, что я получаю от материнства - но оно само было для меня тяжёлой утомительной бескрайней работой, к которой я была абсолютно не готова и для которой, как оказалось, совершенно не подходила. Конечно, я люблю своих детей; но кайф от того, что они рядом со мной, научилась ловить только тогда, когда мы стали меньше времени проводить вместе. И чем меньше мы проводим вместе времени - тем острее кайф; похоже, когда они разъедутся по универам, я переполнюсь материнскими чувствами - и заведу щеночка.
Серёга говорит - я не понимаю, зачем собака, это же такое ограничение свободы. Я отвечаю: да любой прирост в семье - это ограничение свободы, хоть человек, хоть собака, хоть кошка, хоть крыса (пользуясь случаем, хочу передать привет Бонни, которая спланировала для своих родственников совместное путешествие по побережью, точно зная, что Пасюк до этого момента не доживёт; однако толстая боевая Пася, два года и дофига месяцев, периодически плохо соображает и худо себя чувствует из-за приступов, но вполне себе бодро дышит всё остальное время: спит днём, тусит ночью и живёт в семье на положении очень старой, очень больной и очень любимой родственницы, из-за которой все не спят и много бегают, но беспрестанно молятся, чтобы так продолжалось подольше; словом, Пасюк уехал в путешествие в удобной сумке-переноске на коленях любимой хозяйки; эта крыса уже побывала в большем количестве стран, чем иной человек).
Я говорю - собака как ребёнок, только растёт быстрее; такой контакт, как с собакой, не бывает ни с каким другим существом - понятно, потому что все контакты разные, и всё-таки; мне обязательно нужна будет собака, вот девочки вырастут, разъедутся учиться... И потом, это же такое уникальное расширение границ, паспорт в мир собачников и площадок для тренировки, много вкусной учёбы, а также да, обязательства - ну так что приятное бывает без них, а? Серёга отвечает: для меня это всё звучит как цитата из "Простоквашино": "...приходишь - а она тебе радуется"; неубедительно. Я говорю: снаружи любая деятельность, не построенная так, чтобы выглядеть красиво наружу, кажется неубедительной, или тяжелой, или неинтересной, словом - незахватывающей. Зато изнутри!
Не убедила.
Да, а к Бонни приехали папа и мамаЛюда (близкая подруга), которую я называю по имени-отчеству (а Николай Анатольич зато сказал: "можно просто папа", видимо, пошутить хотел, а я как завоплю: "ну! нормальный же чувак, я же говорила, что нормальный чувак, а вы все - не пиздииии при пааааапе, проявляй сдержанность, будь аккуратной!..." - а ещё они его вчера поймали на слове, точнее, на шутке про ностальгию - и отвели к берёзкам, и заставили с ними пообниматься, да не в сквер, а в самый что ни на есть старый город, к галерее Контемпорари Арт, что придало всей сцене силу художественного высказывания - и эти люди просили меня не пиздеть при папе!)
Ночью так хорошо дышится. Вечер летящих фонариков отменили, зато скоро - ночь падающих звёзд, у меня уйма желаний - и все про всё будет хорошо.
И вам, конечно, тоже.
krissja: (Default)
Боничка нашла Рыжему новый дом и идеальных хозяев. Особенно довольна новая хозяйка Рыжего - она давно хотела маленького котёночка, который будет видеть в ней мамочку. Так и получилось (правда, малыш весит шесть кило, зато ведёт себя как и требовалось: мурчит, свиристит, на руки лезет обниматься, под дверью человеческого туалета орёт "мама мама зашто ты меня бросила!!").
А я сняла видео про чаек на площади Независимости - вот так они раскулачивают обедающих граждан. У туристов вообще воруют на лету (я не видела, но знаю тех, с кем это происходило).
Также видела живую кукумявку - сычика, - нечётко, но натурально. И видела днём при всём честном народе, как ласка переходила пешеходный мост - в точности как человек перебегал бы оживлённую трассу: голову вперёд, напра-нале - чисто, - и бегом, но не стремглав, а с достоинством. Тыкала пальцем (я в её сторону), мычала невнятно, что сказать - не знала.
В прошлом году был бражник, в этом - кукумявка и ласка, хорошо пошло!
krissja: (Default)
Кира и Фрейя встретили меня во дворе. Фрейя в Москве всего два дня была к тому моменту, на улицу попадала несколько раз - и побаивалась шума лифта, запахов, звуков, людей незнакомых... Я подхожу - сидит у Киры на руках насупленная. Протянула ей руку для знакомства (кошачьим жестом приветствия, угу) - понюхала, но не одобрила. Ну, я подумала, что не может же двухмесячный щенок быть суровым самураем долго, как-нибудь да расхмурится; обняла Киру, Кира - меня, и тут собаченька решила, что, раз мама дала себя обнять - значит, всё ок, - и как начнёт меня целовать! И на руки перебралась, и ногами потопала, и заулыбалась всем ртом - словом, приняла в круг общения.
Поднялись в дом, Кира детку закрыла в комнате, чтобы дать Пирату возможность с нами поздороваться. Мальчик мой любимый вышел ко мне и говорит:
- Ты видела, что они мне устроили?
- Да, - отвечаю, - Понимаю, тяжело с ребёнком в доме, но рано или поздно это должно было произойти. Зато, слушай, увидишь, как тебе весело будет её строить! Будешь хватать за хвост, гонять её по всей квартире, - и руку протягиваю поздороваться, Пират нюхает - от меня от всей пахнет Фреей, - и кричит в голос:
- И ТЫ ТУДА ЖЕ!
Пират, конечно, красавец: вдвое шире, чем год назад, и с лицом натурального кошачьего профессора. Очень умный, нереально просто. Мелочь собачью очень ловко строит: она к нему играть, а он на нее кхх, при этом один раз за вечер он вздыбился по полной форме - дугой, с распушенным хвостом, красивый такой стал, - и рявкнул как следует - так, что Фрейя удрала в комнату; дальше ему надо было только напомнить ей, что вот это кхх - оно из того же логического ряда, и собаченька немедленно отступала. Вообще у них всё удивительно мирно, мама Ши убила бы сначала новенькую собаченьку, а потом - меня, за то, что снова повесила ей на шею младенца.
Гуляли вчера с Кирой (без Фрейи уже - ей на землю нельзя, а на руках - ммм, она весит четыре кило) по Музеону и Парку Горького, сверялись разговорами (Кира ужасно быстрая, у меня таких быстрых близких - ещё один только, голова кружится на них смотреть). В сквере за оградой фотографировались двое длинноволосых людей - взмахивали хайрами синхронно, а фотограф снимал их против солнца. Мы шли мимо - ухты круто интересно ваще! - и тут фотограф начал показывать моделям, что получилось, и я кричу сыршенно без страха:
- И нам, и нам покажите, пожалуйста!
Фотограф оборачивается изумлённый, молчит, Кира поясняет:
- Вы так здорово придумали, мы шли и восхищались.
- А теперь нам интересно, как вы простроили кадр, - добавляю я.
Фотограф всё ещё охуевше подходит к ограде и показывает нам кадры. Всё ужасно интересно, мы смотрим, комментируем и хвалим-хвалим-хвалим, фотограф расцветает и показывает самое удачное, мы соглашаемся, что да, это вообще круто, а вот это тоже, и вот это прям здорово получилось, идея супер и воплощение очень прям ок, - благодарим и уходим. И только, отойдя, я понимаю, что это ващета не принято здесь и что я веду себя как всегда хотела, но боялась и что так я вела бы себя в Варне, если бы у меня был хороший разговорный болгарский.
Вообще тут я наконец могу сразу включаться в разговоры вокруг (а не только хихикать полчаса спустя, когда наконец доходит) - оказывается, мне этого не хватало. Москва удивительна: людей так много, что каждый из них передвигается в невидимом защитном коконе, иначе не выжить; и так удивляется, когда его замечаешь и коннектишься!
А к тому, кто возьмёт франшизу Даблби и перевезёт её в Варну, я буду каждый день ходить пить раф - лимонный, ванильный и лавандовый. И всех друзей водить буду, и гостей, и туристов.
Очень мне не хватает Даблби в Варне.
krissja: (Default)
Про котиков: стая золотых кошечек у мэрии приросла двумя персонажами, обязательно прибегающими на кискисканье. Один - уже известная вам по моим записям большая чёрная собака с войлочным хвостом и очень грязным пузом, которое она требовательно подставляет всем желающим. Второй - толстая чайка, которую мы с Боничкой успешно гоняли, когда она прилетала и пыталась поужинать вместе с кошками; сегодня она пришла ногаме и замяукала; я возраградила её усердие и ум кусочками кошачьего корма, который она подъедала тоже пешком, не вспархивая ни на секунду. По-моему, она решила, что отлично замаскировалась.
А собаку мы давно зовём золотой кошечкой, она не возражает.

Про собак: у нас нарайоне бегает такса на тележке под задними лапами. Тележка - самодельная, грохочет как адова колесница, и, когда её стук становится совсем громким, я уже знаю, что из-за угла сейчас вынырнут немолодые хозяева с пожилой таксой на колёсиках. Гуляют таксу подолгу, против чего она сыршенно не возражает - бодро стучит колёсами, всюду заглядывает, всем интересуется - словом, выглядит довольно бодро.
А сегодня Бонни позвонила мне с ошеломляющей новостью: встретила хозяев с тележкой подмышкой; у их ног, очень медленно, то останавливаясь, то заваливаясь набок, идёт пожилая такса. Своими ногаме, всеми четырьмями.

Ещё про собак: Шанти живёт в нашем квартале, и, возвращаясь домой с сеанса скандинавского кино, я смотрю на её окна. Как правило, в гостиной горит свет; и не всегда, но довольно часто, снизу видна ушастая тень - это Мальчик лежит на широком подоконнике, кагбе самой природой предназначенном для цветочных горшков, и смотрит на улицу. Я останавливаюсь, машу руками, прыгаю и кричу: "Крукс! Мальчик мой золотой!" - но пёс не слышит, потому что окно закрыто; зато отзывается кто-нибудь из уличных зверей квартала, подходит сзади и суёт мне нос в ладноь. Так и стою: машу одному псу, глажу другого, а в голове - море пшшш пшшш и закат такой оп-па.

Про закат: сидели днями на маяке, видели, как садится солнце, как оно опускается за облака и светит макушкой в портовые краны. На пляже сеанс смотреть невозможно - бумбум и тумц-тумц, "вы все знаете, что с наступлением сезона Варна превращается в курортный город, так что, пожалуйста, потерпите", - так что я окончательно переползла в порт; у меня сверхзадача - небанальные фото закатов из порта, - и, кажется, я вполне справляюсь.
Страшно горжусь собой-фотографом-на-мобильник. Оно понятно - три месяца я стояла у Стрейнджера за плечом и смотрела, как и что он снимает, и спрашивала, почему так; а он - гений композиции, невозможно было совсем ничего не подцепить и можно было научиться и большему; и всё равно ужасно себя хвалю и продолжаю, продолжаю снимать закаты.

О "подцепить": ходила за Боничкой и Стрейнджером, слушала их садоводческие разговоры, усмехалась, делала вид, что это всё вообще не мне, даже почти объединилась с Шанти в противосадоводческую клику.
Позавчера выкинула выродившийся лук, очистила горшок. Сегодня сходила на Чаталджу за луковой рассадой, случайно к ней купила пакетик семян кинзы. Пришла домой, достала из шкафа пакет земли и специальные грабельки (!!!), и прямо рукаме, без перчаток, доставала мягкую землю, утрамбовывала её в горшки, сажала луковицы, прикапывала. И кинзу посадила, прямо семена. Присыпала, пролила, натянула пакеты на горшки, чтобы получилась такая теплица, чтобы всё выросло и заколосилось. Бегала весь день, проверяла: ну как, ну как? уже два часа прошло, вдруг кто-нибудь заколосился?
А вчера пересадила разросшийся тимьян в свободную часть грядки с базиликом и утром радовалась, как всем растениям от этого захорошело.
Мамочки, что они со мной сделали. Почему я не могла подцепить что-нибудь хорошее - писательский талант Стрейнджера, вьющиеся волосы Бонички, - почему подхватила именно это, сыршенно мне не свойственное?
Знаете, о чём я думаю сейчас? Ааа, о том, что у меня есть ещё один свободный горшок, в котором я могу вырастить укроп. Я огородник, Зули!
Доказательства - мой почерк моя подпись предыдущая серия лука, ещё живая кинза (позже она выродилась в дерево; я всё-таки фиговый кудесник огородник) и юная мята, которая сейчас косами стекает вниз, за подоконник (мда, пора сделать новые фото):


Про еду и про худеть: семьдесят два кило без насилия и без диет вообще, благодаря лишь длинным прогулкам в хорошей компании. Сейчас пробую базовый метод Тигриски (воля ваша, а я на марафон не могу: фотографировать своё раздетое тело и чувствовать общую поддержку группы худеющих - совершенно невыполнимые для меня условия, а на индивидуальную программу я ещё не заработала) - очень прикольно. Правда, бежала домой ужинать мясом - а, добежав, увидела на столе черешню, малину и абрикосы, ну и кончилось всё предсказуемо; но у нас сезон, можно себе позволить.
Малина по два с половиной евро, черешня - от двух до четырёх, клубника по полтора и меньше (но уже отходит), абрикосы по два евро и ещё не вошли в силу.

Я рассказывала про "мысль недели"? На окне одного из офисов на бульваре Марии Луизы каждую неделю пишут что-нибудь вдохновляющее, а я это фотографирую и выкладываю в инстаграм как живое свидетельство разговора города с людьми. Сегодня - вот:

"Первый шаг к тому, чтобы где-то оказаться - решить, что ты не остаёшься там, где ты есть".
krissja: (Default)
Жара такая, что я едва сплю - сегодня первый раз за всё время приснилось что-то путное, длинное грустное кино типа "Пяти чувств" - несколько медленно разворачивающихся печальных городских историй (утром помнила все, сейчас уже - только одну, свою на фоне вечной зимы).
Море греется вовсю. Каждый день в нём видны люди с решительными выражениями лиц, на их лбах написано "последний день отпуска". Они купаются. Остальные ждут - смотрят кино, пьют пиво, дышат, танцуют. В пляжном кафе расставили оранжевые лежаки с рекламой Егермайстера, наверное, удобные - проверить пока не удавалось. Жанр скандинавского кино внезапно стал настолько популярен, что сегодня мне в зрительном зале не нашлось места - и я села в фанзоне, попой в песок, лицом в прибой.
Сегодня давали грозу вдалеке, один из самых красивых поворотов сюжета.
Вчера нас с Шанти накрыло грозой сразу после сеанса. Разошлись по домам вымокшие, но довооооольныеееее! Шантин мальчик (у него есть имя, Крукс, но мне больше нравится звать его просто мальчиком) оказался самым восторженным зрителем скандинавского кино эвер: валялся в песке, зырил на море, взрывал песок носом, набирал его себе в рот и в уши, отряхивался на нас, снова зырил на море - а когда Шанти пошла попробовать воду, страшно заволновался: бегал вокруг хозяйки, настаивал, чтобы она немедленно, немедленно отошла от этого огромного мокрого непонятночего. Вернувшись к нашим креслам, успокоился и снова воззрился на море.


Самый сладкий мальчик на свете.
Гулять с ними ужасно здорово. Вчера Шанти дала мне поводок подержать и игрушечку собачью, и я шла такая как настоящая, будто со своей собакой; а потом мне дали вести целого Крукса, потому что он провинился (а я страшная и меня можно использовать как наказание для очень сладких мальчиков).
А как Шанти хвалит! Собачьи инструкторы говорят, что хвалить собаку за правильно совершённое действие надо так, будто ты сейчас из штанов выпрыгнешь от восторга - и Шанти хвалит Крукса именно так: "Молодец!" - с изумлением и восторгом, с восходящей интонацией, очень запоминающейся.
Естественно, мы моментально подхватили у неё эту интонацию и разговариваем так друг с другом, а на каждую Шантину похвалу, адресованную мальчику, я отзываюсь хохотом.
- Это теперь всегда так будет, да? - спрашивает Шанти проржавшуюся меня.
- Какое-то время - точно. А потом ты привыкнешь.

Подходя к дороге, Шанти тихо говорит мальчику:
- Стой.
Крукс послушно останавливается, смотрит на неё, Шанти проверяет дорогу, говорит:
- Можно.
И они идут дальше. И так - перед каждой дорогой, чтобы у пса сформировался навык останавливаться перед поребриком и трогаться с места только по разрешению хозяйки.
Днями возвращаемся, я замечталась чота, иду уже на автопилоте - подходим к дороге, Шанти Круксу:
- Стой.
Я замираю.
- Можно.
Я трогаюсь и иду дальше, Шанти спрашивает испуганно:
- А ты-то чего?..
Отхохотавшись, мы решили, что самое смешное - не то, что я остановилась на "стой", а то, что пошла на "можно".
- И представляешь, я теперь, даже когда одна иду, останавливаюсь перед каждой дорогой, - жалуется Шанти.
- Очень хорошо представляю, - отзываюсь. - Моему младшему ребёнку - четырнадцать скоро будет, и я вот только этим летом перестала машинально укачивать супермаркетовую продуктовую тележку.

А у меня в бусном журнале - распродажа, спешите успеть.
krissja: (Default)
Дорогая реальность, не надо, пожалуйста, снега! Вишни, сливы, абрикосы, котики, собаки и твой маленький электронный друг Крыса очень, очень тебя об этом просят.

Сегодня ходила к Боничке зырить пугливого рыжего кота. У меня ещё капсулы кончились мои дурацкие растворимые, а тут захожу - и Сашка вместо "здрасти" протягивает мне чашку кортадо ааа кайф, и коты ухоженные меня встречают, две штуки; и Боничка увлекает в комнату и быстро закрывает дверь, и говорит:
- В этой комнате сейчас четыре кошки.
Я оглядываюсь, вижу красотку Рысеньку и больше никого, беру пакетик с кошачьими конфетами, кидаю одну на пол. Из-под кровати выскакивает кошка Тень, ловит конфету, съедает, роняя крошки на пол, и подходит ко мне, внимательно кося глазами: а ещё есть? Из-под кровати же выныривает кошка Виски, видит чужого, заныривает обратно. Под кровать же отправляется и Боничка, и долго выкликивает оттуда Рыжего. Через целую вечность уговоров молодой кот выползает на полусогнутых, с выражением ужаса и любопытства смотрит на меня, уползает, выползает, уползает, выползает... Извлечённый Боничкой из-под кровати, даёт ей себя начесать, мурчит на всю комнату, даёт мне потрогать себя за лоб, в панике прячется и больше не выходит.
Через час после моего ухода выходит и долго, долго нюхает кресло, на котором я сидела.
Можно констатировать, что в целом мы здорово продвинулись в наших отношениях.

Будучи у Бонички, заглянула к крысам. Я ж их неплохо знаю, вот ещё только что мы носили их к Тодорову, дети мои их тискали, смотрели, как бодрые крысы носятся по комнате - и тут я вхожу, а на полу лежит пожилая Лея с отнявшимися задними лапками и подставляет бока обогревателю. И клетка вся переделана в один этаж - потому что даже более молодая Пася не может уже забираться в высокий гамак. И я сажусь рядом с Леей, и она узнаёт меня по запаху, и показывает задней лапкой, как у неё чешется подмышкой и как она не может туда дотянуться - мол, бери чесалку и чеши крысика, - и от этого сердце моё подпрыгивает и обрывается - так же смотрят на нас и бессмертные боги: отвлёкся на что-то интересное, возвращаешься к другу - а он лежит старый и, хоть вполне тебя узнаёт, уже не может подорваться и запрыгать вместе с тобой.
А потом мне выдали толстого черноглазого пасюка, который вот только что, пару месяцев назад, когда приезжали Лиза и Харон, был вполне себе молодой и буйный, а теперь стал нежный и старый, - и пасюк благосклонно жмурился под пальцами, и целовал меня в рот, а потом попросился уйти и ходил, переваливаясь, по всему одноэтажному царству, которое обустроила для него Боничка.
Как же всё быстро, а.

Сегодня дошли до остановки под начинающимся дождиком, въехали в ливень на автобусе - и аккурат возле Икеи выехали из тучи под ослепительно-голубое небо. А над городом сияла радуга, а позади гремел гром.
Коротко о погоде: пожалуйста, без снега.
krissja: (otpusk)
Весна идёт лениво, по дороге заглядывая уж не знаю куда; то помашет хвостом, то снова скроется; а меня рубит на любую смену погоды. Был такой день, когда всё утро лил дождь, а потом солнце включалось минут на пятнадцать, а потом опять дождь, а к вечеру воссияло, а к ночи опять полило. А утром Стрейнджер побежал вдоль моря - и такой свет потом принёс на картинке в телефоне, что все ахнули:


И, насколько я знаю наше небо, примерно так оно всё и было.
Вообще я, конечно, шизею с того, что вот эта Чашка Фрая была написана в моём доме; с того, что резных деревянных кошек и безумную феньку с двухцветным камнем мы фотографировали на моей веранде (и теперь у Стрейнджера тоже есть фото цацек на серых досках); с того, что мы ходили в крафтовые магазины - и тут нашлись коробочки, которых нет аж в самой Праге.

Тем временем Боничка выпустила рыжего котёнка из карантина, и тот, обнаружив целый огромный мир, начал немедленно докапываться к кошкам. Играйте с ним, вылизывайте его, дружите его, вот это всё. Убедил кошку Виски, тоже рыжую, толстую и очень добрую, что она - его мамка; кошка пыталась возражать, но она правда очень добрая.
Приманенная Боничкиным "приходи погладить, он такой ласковый, такой любопытный рыжий мальчик!" - зашла позырить котёнка. Бонни вынесла его в коридор, держа за шкирку; кот отпихивался и вяло протестовал. Увидев меня, запротестовал бодрее; Бонни протянула его мне со словами:
- Он без когтей пинается.
Я, помня Круглую, которую достаточно было хорошенько взять захватом кошки- мамы, чтобы она расслабилась и уселась на руках, уцепила Рыжего за шкирку. Пока брала - кот вцепился в меня всей пастью, пхнул четырьмя лапами, вырвался и, не касаясь земли, улетел в туалет.
Бонни, приподохуев, пошла разъяснять:
- Кот, ТЫ ЧО?
Рыжий, увидев Боничку, пошёл на ручки, причитая:
- Мама, мама, там ТАКОЕ БЫЛО! Мама, ты не поверишь!
Наглаживая ребёнка, Боничка вынесла его в коридор, он увидел меня, заорал:
- ААААА ОНО ОПЯТЬ!!! - улетел в дальний угол и нырнул в коробки.
Мы слушали, как кот зарывается всё глубже, и думали, надолго ли это у него.
- Ребенка нужно социализировать, - протянула Бонни.
- Мне нужен хлоргексидин, - отозвалась я, разглядывая руки.
Кот просидел всё то время, что мы с Боничкой прогуляли - часа три, не меньше; а, когда Бонни вернулась домой, вышел из коробки и нажаловался ей на меня и на общую несправедливость мира.
Хороший кот, скоро опять пойду его зырить.

Стаи наши перезимовали; все взрослые девки беременны, все взрослые коты - тощи и крикливы; даже Диван похудел до обычного котовьего размера и не всегда готов жрать. К Золотой стае прибилась Чёрная собака - кормится с ними, кося лиловым глазом. Золотые её пускают к кормушке, то есть - не голодают.
Все предельно беременны, вот-вот разродятся; золотая мраморная, золотая шиншилла, золотая полосатая; Дикарка, сестра её трёхцветная, мать их короткохвостая; Пёстренькая с улицы Шкорпил ещё вроде пуста, но в тех кварталах коты типа Грибо нянюшки Ягг... В прошлом году видела в водосборной канаве кошачье гнездо: внизу, под решёткой, мама кошка натащила бумажек и тряпок - и лежала на них, подставляя молочное пузо мелким детям; они мяли её и сосали, она, прикрыв глаза, мурчала так, что воздух вокруг вибрировал. Я прошла мимо, думая, успеет ли она унести детей, если начнётся гроза. И вот это всё - бешеный праздник жизни, которая может в любой момент прерваться, потому что нет у неё зоны безопасности, - это всё разрывает мне сердце; я не могу взять их всех к себе, и меня пока не хватает на то, чтобы раскачать город на вменяемую кошачью помогальню; я кричу небу "сделай всё хорошо", а оно - ну вы видели, как улыбается.
А потом думаю о том, что у нас, в сущности, то же самое, только чуть крупнее - и меня попускает.
Как-нибудь да будет. Не бывает так, чтобы вовсе никак не было, так что всё будет хорошо.

Фарс сменил картинку в витрине Саншайнеров, надо пойти позырить - и карточками разжиться; он карточки напечатал с поездами, ололо!
В центре города открылось ещё одно вегетарианско-веганско-улыбательное место; внутри пахнет лимонным пирогом, а на стенах - картины местных художников (Фарс, Маус и Ника плюс новые для меня интересные имена и образы).
Жизнь прекрасна.
krissja: (tipa_fotograf)
Вот почему:


Это Пася у меня на коленях. Соотнесите ширину крысы с толшиной моих коленей. Сделайте поправку на то, что я совсем, совсем не худенькая. Изумитесь не столько величине этой крысы, сколько её фотогеничности.
Остальной Боничко-Сашкин зоопарк - тут. Рыжая - кошка Виски. Полосатая сибирячка - кошка Рысенька. Огромная с хвостом крыса - Пасюк, кудластенькая длинношёрстная крыса с Таким Лицом и Ушами - Лея; на последнем фото - кошка Тень, которую ребята сначала увезли из Варны, а потом привезли обратно. Снимала я этим летом, полгода назад.
Очень у Бонички семья красивая :)
krissja: (otpusk)
Когда у меня глубокая ночь - у Рессички уже вполне себе позднее утро, оживлённое и деятельное. Заглянула она ко мне в девять утра - я к тому моменту уже встала по будильнику и даже нашла своё лицо в отражении в зеркале (то есть умылась и оделась). От раннего подъёма, приятных разговоров и плотного завтрака глубокой ночью у моего сегодня получился совершенно непривычный ритм.
К полудню (когда Рессичка ушла ловить обратный автобус в деревню) я была залита по уши кофе и кашей, бодра до неприличия и готова к подвигам. Поэтому кормить мы с Бонни вымелись в какое-то странное время - к часу дня.
Недавно болтали - курс, денегнет, всё такое, - и тут я вижу даму на углу, она сидит и просит денег.
- Бонни, - говорю, - у тебя осталось два лева сдачи, поди отдай один, денег прибудет.
- Тогда и ты отдай, другой, - говорит Бонни и даёт мне монету. - Пусть и у тебя прибудет.
- Это ж твои деньги, не мои, а надо своё отдавать.
- А вот мы заодно и проверим, как это работает.
Отдали. На следующий день Серёге пришла зарплата, а у Бонички купили три браслета.
Идём на почту - видим сирийского музыканта, который полтора года назад играл на чём попало, потом ему подарили барабаны, а сейчас он снова вернулся к чемупопало, потому что так звук интереснее. Выгребаем из моего кармана мелочь, делим, ссыпаем музыканту. На следующий день Серёге приходит премия, а Боничке - счёт за операцию младшей крысы. Результаты проверки осознать не удалось.
Так вот, младшую крысу Бонички, жЫрного пасюка, прооперировал великолепный Тодоров (увидев восемьсотграммового пасюка, которая похожа на округлый хвостатый матрас, доктор сделал лицо и сказал по-русски: "Много ест"). Разрезал крысу всю от горла до пупа, вынул три опухоли, вычистил-зашил, потом ещё для крепости подшил, потом ещё зашил поверх и ещё, потому что это пасюк - ему послеоперационную попонку не наденешь, - в процессе реанимировал крысу, вывел из наркоза, дал обезболивающее, уложил пасюка в барокамеру - дышать. Шовчики - любо-дорого. Пасюк теперь злой, но бодрый. А Бонни по утрам таскает крысу к Тодорову - показать и погладить. И прибегает потом ко мне с сообщением: адский холод, пошли кормить.
Пошли, кормим. Все вроде живы пока, что дальше будет - непонятно.
Холод дикий, правда. Кототётки в стае у консульства набрасываются на сушку и жрут как в первый раз в жизни. А мужики дыбятся друг на друга и танцуют на цыпочках, распевая боевые песни. Минус девять! Чувствуется как ледяной скандинавский ад! Меня в трёх куртках продувает до костного мозга! А эти - танцуют и поют: "Ооо Лоооооонг Джоон!"
Шли, прячась от ветра в капюшонах (Бонни сдалась и начала носить шапку, да перестала надевать её кокетливо на край макушки, а натянула до бровей, как нормальный человек, признавший превосходство стихии). Говорили про Тодорова.
Ему не знаю, сколько лет - выглядит на двадцать три, так что максимум тридцать пять. В клинике у него две-три смены в неделю, "если вы не можете двадцатого января рано утром - следующая свободная дата у меня в конце февраля". Когда Бонни приходила к нему записывать Пасюка - им пришлось ждать час, что ли, потому что Тодорову принесли обезьянку. Вся зоопарковая команда и принесла, и он распоряжался врачами как главный хирург проекта, и резал, и шил, и в стационар ходил проверять, и вставил медсёстрам за то, что они прооперированного пациента не завернули в одеялко. И вот с крысами теперь держится совершенно иначе, чем полгода назад. Охренительный хирург по грызунам и экзотам есть тут у нас в Варне.
Нет, конечно, он не ратолог, такой роскоши пока не выросло. Но и в Москве ратологи появились сильно позже моды на декоративных крыс. А тут ещё и мода не началась.
После внезапной утренней прогулки (час утра, ага) как-то само собой проспалось мне весь день: обогреватели, котики, а потом Серёга печку затопил, и от этого всего - от рано начавшегося и лениво проведённого дня, от двух отличных фильмов, от нового рукоделия (я наконец попробовала вязать на скандинавской вилке!) и от огромного количества китайской еды из "Чжоу" - на душе так приятно, будто вдруг каникулы.
А ещё я пару раз пожаловалась на отсутствие хороших новостей - а вчера в сети появился дайджест "Что хорошего случилось в Болгарии за последние 24 часа". И с автором мы знакомы, хотя он абсолютно точно меня не читает и по-русски не говорит; от этого ещё радостнее.
А ещё приехал прекрасный друг, подарков мне привёз, завтра увидимся - поболтаем :)
krissja: (Default)
Увидела бражника.
Сведите вместе большие пальцы рук, а ладонями помахайте как крыльями. Вот он такого размера (немногим меньше). И у него лицо с глазами. Очень недоброе.
Он сидел на моём полотенце на балконе, и я позвала Серёгу нас с полотенцем спасать. И Серёга сдёрнул полотенце с верёвки, и бражник тяжело снялся с места и ударился моему мужу в грудь - а я завопила "это птица какая-то, а не бабочка!"
Жуткий персонаж. Не хочу с таким встретиться больше ни разу.
krissja: (Default)
Кормление уличных котиков перестало быть инфоповодом, и сегодня я об этом ужасно жалею.
Потому что мало просто написать "АААА Пятнышко оказался домашним!" - никто не подпрыгнет, потому что не слышал про этого кота. Надо рассказывать всю историю с самого начала:
как ранней весной под нашими окнами в тех же кустах, где изначально возникла Чёрная, появился котик месяцев эдак девяти, убийственно ласковый, окраса "золото в пятнышку" (из-за чего мы, собственно, и прозвали его так);
как мы бегали его кормить раз в день - и поначалу он жрал взахлёб, мурча и порыкивая, а потом стал перебирать едой - кушал, но только тогда, когда его гладили, и очень медленно и аккуратно (впрочем, порыкивая во время еды на других котов);
как госпожа Галина, владелица магазинчика ношеных платьев а-ля Десигуаль, делилась со мной своими претензиями к котику Пятнышку: мол, гонишь его, топаешь на него - а он через пару минут опять приходит, мурмурмур, я тут котик, гладьте-пожалуйста-меня-все;
и как Боничка, когда Пятнышко совершенно равнодушно отнёсся к порции сырого фарша, предположила вдруг, что он не просто прячется в соседнем саду, а живёт там где-то под крышей, потому что шерсть у него мягкая и чистая, абсолютно не уличная у него шерсть;
как однажды я увидела Пятнышко у дверей в тот сад, где он обычно прячется, с двумя девочками лет семи-девяти;
и как в тот же день внучка госпожи Галины пожаловалась мне, что девочки из того дома с садом называют Пятнышко своим котом и запрещают его гладить всем остальным; кот их, конечно, слушается, но только когда они рядом;
и как я позвонила Боничке с воплем "Пятнышко домашний!!!" и как мы прыгали от радости (довольно вяло, потому что было уже жарковато, но всё-таки).

Или вот как я курила на балконе в сезон падения гларусят, а Пятнышко крался за слётком, огромным и грустным (у щенков гларуса такой обиженно-нахохленный вид, пока они не научатся взлетать). Слёток отрешённо ковылял по дороге, Пятнышко, приникая к земле, вилял задом - типа вот-вот кинется на эту Достойную Добычу, - но так и не кинулся, конечно. Умный.

Когда мои дети уехали, я поняла, что, если сейчас не разморожу холодильник, то буду с ним жить с таким до следующего лета (я уже месяца три думала, что пора разморозить холодильник, но у нас вообще всё неспешно). Я спросила у Бонички:
- Как думаешь, уличным кошкам не очень вредно будет есть сладкие йогурты?
- Ну в принципе, конечно, нежелательно, - ответила Бони, - Но до проблем, вызванных неправильным питанием, эти кошки просто не доживут, так что можешь не волноваться.
- А уличные коты умеют есть из стаканчиков? - засомневалась я.
- Уличные коты умеют есть из всего. Думаешь, им на помойке еду кто-то по мисочкам раскладывает?
И мы пошли по обычному ночному маршруту с двумя мешками йогуртов и творожков, несъеденных моими детьми.
Пятнышко как зверь домашний коробочку с йогуртом опознал и спокойно в неё углубился.
Коты из стаи напротив консульства к кисломолочным продуктам отнеслись с благородным пренебрежением, кормящие кошки - тоже без особого энтузиазма, а вот фарша захотели все. Я хвасталась своими потрясающими талантами в фаршеметании? Теперь, наверное, могу на чемпионатах выступать - если судить будут котики и фарш нужно будет кидать прицельно им. С трёх метров попадаю комочком фарша точно под лапу того котика, на которого нацелилась, несмотря на то, что остальные котики тоже не зевают.
Расстреляли одну пачку фарша - пошли дальше, в нижнюю часть улицы Македония, где тот дом, двор которого полон хвостов, ушей и глаз (а также какашек). У Викиной школы нас встретил одноглазый пёс, довольно частый компаньон ночных кормительных прогулкок (от парка до нас и ещё два квартала вверх, и от нас до пешеходки - вот примерные границы его сферы влияния, ну и плюс весь парк; сильный, видать, пёс). Ни творожком, ни йогуртом он не заинтересовался. Псу хотелось, чтобы его погладили по носу и по спине и спросили, кто тут сладкий мальчик, ну и заодно проводить нас - а то чо мы тут идём без собаки, непорядок.
Проводил нас до кошачьей зоны, съел предложенный фарш и уселся в толпе котов, ожидающих своей порции.
- Фарш всё, - сказала я через несколько минут.
- Корм тоже всё, - отозвалась Боничка, разгибаясь во весь рост; вдоль всей нижней части улицы Македония сгорбились коты, каждый над своей горсткой корма; у дома-с-глицинией сытый рыжий котёнок играл с хвостом одноглазого пса; пёс отворачивал зрячую часть морды подальше от сытого рыжего котёнка.
- У меня ещё три больших стакана йогурта, - пожаловалась я. - Ни те коты с улицы Любена Каравелова, ни стая у консульства - никто не стал его жрать. Выкинуть, что ли?
- Тычо! Просто открой и поставь. Проголодаются - сожрут.
- Стрёмно как-то на улице мусорить... О, поставлю у помойки! Блин, йогурт-то питьевой...
- И что? Думаешь, не выпьют?
- Да тут дырочка маленькая, кошачь морда не пролезет, придётся выкинуть...
- Погоди выкидывать. Мы сейчас тут подцепим и - смотри, как хорошо отрывается!
Отлично оторвалась защитная плёнка от стакана питьевого йогурта "Меггле", всё бы так отрывалось, что нам не нужно. Я поставила освобождённый стакан на поребрик у мусорки, выпрямилась, обернулась...
- А ты говорила - выкинуть, - засмеялась Боничка.
Вокруг нас стянулись кошки, явно знающие о пользе кисломолочных продуктов. Мы ещё отойти не успели - а они уже стаканы между собой поделили.
Хорошие на Македонии кошки.

Стая напротив консульства - несколько котов (один с прозвищем Ринотрахеит, к сожалению, именно из-за болезни) и три черепаховых кошки. Одна - чёрно-рыже-белая боязливая с травмированным хвостом, вторая - шипящая злюка серо-рыже-белая с розовым носом и третья - чёрно-рыжая ласковая вечно голодная, бегущая на любой пыспыс и мечущаяся под ногами, пока мы еду рассыпаем по кучкам. У боязливой было пузо в начале весны, но котят мы не видели; сейчас она снова беременная. У злюки четверо котят, всех выкормила, сначала растила их в подвале дома, а потом вся компания переехала во дворик консульства - и ночами котята вылезают из-под ворот и бегают через дорогу перед машинами, до полуобморока пугая Сашку (который с нами ходит редко именно потому, что ему котиков жалко и за собак страшно).
Так вот сегодня мы пошли на ночной обход, заглнули к консульству - а там котята уже большенькие, отлично развитые, крепкие, прям коты такие коты. Решили сначала им под ворота еды насыпать, чтобы мелкие не неслись к нам через дорогу; и когда сыпали - один котёнок на нас зашипел, а второй зашипел и кинулся, и Боничку укусить не успел, но успел оцарапать.
- Вот зараза, - сказала Боничка, рассматривая царапину. - Я ж хотела поглубже, чтобы ему не вылезать...
- Весь в мамочку. Она вона тоже как на нас шипит, когда мы корм сыплем.
А на Македонии, когда весь корм мы уже раздали и оделили им всех, кто окружал нас, сверкая глазами, Боничка увидела маленького котенка месяцев двух или даже меньше - беленький, с тёмным полосатым хвостиком, он обычно был с такой же белой темнохвостой мамой, а сейчас сидел один. Боничка кое-как подтолкала его к одной из кучек корма (попробуйте подогнать к еде зверя мелкого и пугливого!), зависла сверху, отгоняя сытого рыжего котёнка - и тут я вспомнила:
- У меня же с собой пакетик Феликса! Давай отдадим котёночку консерву?
Раскрыла пакетик, выложила консерву перед котёночком, тот начал жрать - И ТУТ ТАКОЕ НАЧАЛОСЬ!
Сытый рыжий котёнок с яростным рявом вырвался вперёд и присосался к консерве.
Опасливая длинная кошь, бабушка которой явно была ориенталкой, просочилась сбоку и присосалась к консерве с другого края.
Чёрная кошка в ошейнике, которая вообще никогда не приходит есть, пока мы не уйдём, пролезла к консерве через Боничку.
Коты, которые прежде избегали наших рук, оказались прямо под нами.
Мы тут же навели порядок; Боничка охраняла малыша с одной стороны, я - с другой, отодвигая длинную почти-ориенталку и придерживая за шкирку сытого рыжего котёнка; В утешение сытому рыжему достался пакетик из-под консервы, который он вылизывал, порыкивая и всячески недовольствуя.
Когда мы отошли, коты вылизали асфальт, на который выпали кусочки консервы "Феликс" с говядиной.
- Пожалуй, мы не будем повторять этот интересный опыт, - резюмировала Боничка, когда мы проржались "не ну ты видела? - а серая-то, серая! - а рыжий аж стонал!"

Рыжих бы, кстати, забрать с улицы. Такие коты клёвые - бойкие и ласковые, две штуки, от разных матерей, но отец явно один; если кто их захочет - я могу забрать, воспитать, привить и чипировать. Вам останется только перевезти к себе котов-с-историей, которая к тому моменту у них отрастёт.
С Чёрной вон как хорошо вышло - отлично она работает кошкой в своей семье.
krissja: (otpusk)
Вчера в Контемпорари на перформансе какая-то дама услышала, как мы говорим по-русски, поинтересовалась, болгары ли мы, а потом спросила, не мать ли я Боничке.
Если вы видели нас вместе, вам должно быть ещё смешнее, чем мне, которая теперь дразнит Боничку "дочечкой".
Бони - тоненькая высокая белокожая голубоглазая с длинными вьющимися золотыми волосами, вся такая струящаяся.
Я - мелкая, пузатенькая, русоволосая, растрёпанная, темноглазая, такой себе треугольник вершиной вниз.
Общего у нас - ну, если присмотреться, то можно углядеть, что у обеих высокие скулы; но совершенно по-разному.
Вот как?..

Боничка меня сегодня зато дразнила:
- А говорила - у меня ооооотпуск, буду однааааа сидеть дооооома... А вчера написала мне целый план: идём туда, туда и ещё туда; а нам, между прочим, сегодня надо в ветеринарку к Тодорову, он сегодня до восьми.
И мы пошли в ветеринарку, но сначала дошли ногами до квартала "Чайка", нашли там языковую гимназию и позырили, как Фарс и Пиротехникс Крю рисуют картину на стене во все этажи здания.


А потом стаскали крысу Лею к доктору Михаилу Тодорову - удостоверить его, что с пациенткой всё в порядке и что шов на пузе у неё хозяйкиными заботами зарос как полагается. Доктор Михаил Тодоров снял с крысы Леи последний незаметный глазу стежок, ласково почесал пациентку (сам по своей воле своею собственной рукой!!!), опасливо потрогал пасюка (на заднем плане я повизгивала "вот это - крыса, настоящая крыса!") да и отпустил нас с миром, велев звонить, есличо.
- Есличо - я ему не звонить, к нему прибегу сразу, - фыркнула Боничка.
В переноске Лея пряталась в пасюка, а Пася жмурилась, растёкшись боками.

Толстым крысам приходится худеть. Пасюка на диету посадила Боничка, а меня - я сама (и ещё моё отражение в том платье, которое я надевала под джинсы на московскую фотовыставку Марты; тогда, три или четыре года назад, платье на мне сидело, а две недели назад - натянулось и затрещало).
Пасюк голодает и лишается, и через это дело становится сердитый и кусучий, когда заглядываешь к нему после ужина, весь пропахший едой, и тянешь руки поглатить. Понятное дело, руку, пахнущую мясом или нидайбох хлебом пасюк хватает зубами и тащит в гнездо, а потом ужасно сердится, разобравшись, что это часть тела, а не внезапное угощение, и пыжится, и топает ногами; потом пасюк бывает успокоен и начёсан, но всё равно остаётся не таким сытым и довольным, как раньше, когда двигался мало, а ел без ограничений.
Жыыыырная крыса, жыыыыырная. Сладчайшая, хорошо, что не моя - я могу просто тискать её, а её фигура - не моя проблема.
А я традиционно уселась на Мухинку, заранее трепеща - как же я без хлеба и всего-превсего.
И оказалось - отлично.
Вообще эта диета для меня не запрет - а разрешение и даже обязательство питаться очень вкусными вещами, на которые обычно я забиваю, потому что есть чёрный хлеб, брынза и помидоры, и всегда можно укусить колбасу за задницу. В своё время в Мухинском центре для толстых людей я подписывала документ о неразглашении, так что опишу очень общо: еды - мало, из углеводов - только фрукты и отруби, жиры - сколько надо, белки необходимо постоянно менять (на завтрак творог - значит, на ужин мясо, на следующий завтрак рыба - значит, на ужин курица, на следующий завтрак тофу - значит, на ужин мидии, на слеюудщий завтрак печёнка - значит, на ужин творог, и так далее). Сбалансирована диета идеально, тело на ней себя чувствует просто обалденно. Но вот тот год, когда я уходила с большого веса, мне ужасно хотелось гречки, хлеба, риса, сладостей и прочих углеводов; тут же - вообще никаких желаний-парализующих-волю.
Первые дни, перестраиваясь на значительно меньший объем еды, тело кайфовало так, будто его избавили от тяжёлой работы: оооо наконец-то не надо жрать; плюс у нас очень вовремя потеплело до плюс двадцати восьми - а в жару есть почти не хочется (зимой низкоуглеводная диета совершенно невыносима); плюс я завариваю себе фруктовый чай без сахара с сахарозаменителем и лимоном - и пью целый кувшин, от чего тело тоже кайфует; плюс смена белков воспринимается как ресторанная роскошь; плюс - фрукты никуда не делись, а, наоборот, стали обязанностью. Плюс добавилась обожаемая мною каша из овсяных отрубей, которая со свежей малиной или с персиками и абрикосами или со свежей клубникой становится сыршеннейшим деликатесом (обычная овсянка всё-таки не настолько вкусная).
В этот раз задача у меня не настолько масштабная. Во-первых, закончить я должна максимум к сентябрю, потому что в сентябре выставка Стрейнджера в Москве, приглашены все желающие. Во-вторых, убрать мне надо около восьми килограмм - с 78,9 до 70. Получится больше - уберу больше, но сильно напрягаться не собираюсь.
В первую неделю ушел килограмм, во вторую (с поддержкой иглоукалыванием) ещё один, потом на меня коварно напала солёная селёдка, прибавив шестьсот грамм воды к основному весу, а сегодня утром я впервые за последние два года увидела на весах цифру "75". И хотя за ней следовало "и восемьсот грамм, то есть почти семьдесят шесть" - это всё равно было приятно.
Ну и лицо, конечно. Из-под сдувшихся щёк выплыла моя смешная мультяшная физиономия, по которой я так скучала, разъевшись на блинчиках и прочих развратных штуках.
Да, а ста граммами сыра в неделю я взяла брынзу "Дунавия".
А с розовыми помидорами и толстыми "корнишонами" вопрос "кого брать в овощи на гарнир" вообще не встаёт.
А потом, когда я похудею, вернусь либо к "трём кулакам" Олега Терна, либо к своей системе "супные дни два раза в неделю, десерт - одна порция в неделю, после восьми вечера не жрать, остальное - как хочешь".
krissja: (Default)
(я обычно пишу адресно, рассказывая кому-то-из-друзей-у-себя-в-голове, как идут наши дела; и сегодняшний пост - Кире Пиратовой, у которой есть кот с таким лицом, которое я вам обязательно покажу, если Кира разрешит; с годами кот Пират становится всё смешнее: глаза у него окончательно раззеленели, нос выпуклился, а мимика развилась до непристойно ржачной; тоже кот-чудо, как и Хрень, у которой есть теперь совершенно другое домашнее имя и совершенно особенная семья, а также уже второй, если не третий, человеческий язык для изучения за меньше года жизни; вообще, кажется, чёрные - это коты-чудеса, хотя вот Жанна утверждает, что рыжие - самые клёвые).

Так вот что сегодня было - помимо отъезда СергейЮрьича в отпуск в неизвестном направлении (далеко не всякому человеку необходимо хотя бы раз в году сорваться на несколько дней без планов, без идей и без заранее купленного билета, наслаждаясь не столько свободой, сколько непредсказуемостью, - но если уж надо, то именно что надо, как мне вот дружиться или писать про как дела; попробуй отними у меня это - и получишь крайне несчастное существо; так и Серёгины отпуски-в-одиночку - совершенно ненужные мне, ибо нет для меня худшей муки, чем уехать неизвестно куда совершенно одной, и абсолютно необходимые моему мужу, подзаряжают его как ничто другое).
Так вот что сегодня было - помимо ужина у Сашки и Бонички (после которого мы пошли чесать крыс и были в полном составе перекусаны сердитой Пасей, которая насильно посажена на диету, ходит голодная и сердитая, а также совершенно отвыкла от визга моих подростков, и потому сердилась ещё сильнее; впрочем, была немедленно успокоена Боничкой, почёсана всеми нами и накормлена кукурузой; а после того, решив показать Даше хотя бы одну спокойную крысу, Боничка достала Лейку из клетки и обнаружила, что вредная крысятина сняла себе шов, устроив естественный дренаж то ли отёка лимфы, то ли гематомы, с которой мы сегодня ранним днём бегали к дежурному хирургу - нашего Тодорова не было и не предвиделось, - и заставили-таки упирающегося собачье-кошачьего доктора сделать хотя бы пункцию отёка, чтобы узнать, не гной ли там внутри, и если нет, то дождаться выхода Тодорова и выдать ему крысу для прочистки и вывода жидкости; но наглая крысятина справилась сама, и теперь мы держим за неё кулаки, штоп шов продолжал зарастать и не подцепил в себя какой заразы, а Боничка вздыхает, потому что знает, какие дни и ночи ей предстоят - с предыдущим швом Лея проделала то же самое, и обихаживать её было эээ хлопотно).
Так вот что сегодня было - помимо некультяпистого дня, в котором у всех всё падало из рук, а Тень уронила горшок с одной из цветуих орхидей Бонички (кстати, Боничка выращивает орхидеи, которые в тёплом влажном климате зацвели бешеной толпой, и Бони мне хвастается, а я цветки ваще не различаю, они мне все немножко лотос, немножко пися; ещё ребята хотели подарить мне детку фаленопсиса - но я испугалась и отказалась, и они даже немножко обиделись - как так, самым дорогим хотели поделиться, а мне не нать, но тогда всё кончилось хорошо, мне посадили базилик и он теперь нагло толпится в круглом горшке, ждёт пересадки в прямоугольный - и тогда у меня впервые в жизни будет Грядка Еды, ура!).
Так вот что сегодня было-то! Мы с Дашкой ехали по улице Пирин на такси в сторону дома с мешком ништяков из Лиддла (у меня новая сковородка!) - как вдруг я увидела парня, который рисовал огромные пироженки на стене электрораспределительного домика. Добрались домой - схватила камеру и рванула туда. Добежала - а в камере карты памяти нету, и рюкзака нет с запасной картой, потому что я приучаю себя ходить без лишней поклажи. Щёлкнула мобильником:


Пока снимала и раздумывала, подходить ли с восторгами, другой парень позади спросил:
- Нравится?
- Очень! А что написано?
- А?
- Ну, парень этот что пишет? Как его зовут?
- А, онзо.
- Это Онзо?! Правда?! Вау! Я видела его работы - такие клёвые!
- Правда, штоле?
- Точно говорю! Я таааак люблю большие красивые рисунки! Мусорные, когда просто слово - вот как там, - не люблю, а такие вот яркие - прям очень нравятся.
- А я тоже рисую :)
- Правда, штоле? А как вас зовут?
- Так-то.
- А никнейм?
(пауза) - Ну, я рисую в основном зайцев...
- ТАК ТЫ ЗАПЕК!!! ВАУ!!! Серьёзно? Правда?!
- Нну да.
- ВАУ! (и, поскольку эти фразы я знаю только по-английски, дальше говорю как в кино) Горжусь знакомством! Ты звезда! Обожаю твоих зайцев - зайца-зомби, зайца-художника, зайца-дедмороза, у-у-у-у какие они офигительные!
Запек смутился - божечки мои, какой же он оказался юный! Какие они оба юные, лет семнадцати, окей, максимум двадцати, - и они уже год так точно рисуют в городе, и у них толстенные тетради с набросками, такие же пухлые и потрёпанные, какими у нас с Наташкой Фы были блокноты со стихами.
Словом, я пожала ребятам руки, поблагодарила, ещё раз сказала, как сильно мы любим большие красивые картины - и убежала домой, и по дороге Боничке похвасталась, что в двух кварталах от её дома Онзо рисует, а Запек рядом стоит.


под катом - некоторые работы Запека, штоп ясно было, отчего я так подпрыгнула )
krissja: (tipa_fotograf)
- С добрым утром, - сказала Боничка, позвонив мне в час дня.
- Чо делать будем? - отозвалась я.
- Мне бы хотелось пройтись.
- А мы нашли в парке новую картину Маус, пойдём снимать?
И мы пошли. Боничке нужно было пройтись после суточного дежурства при крысе, а мне нужно пройтись примерно всегда, тем более по парку. Тем более - с фотоаппаратом.
Лавочка-для-втыкания:


Картина Виктории Георгиевой "Арбузный экстракт любви":


- Я позвонила папе и пожаловалась на то, что мы потеряли головастиков, - сказала Боничка, когда мы на обратном пути подошли к речке-с-мостиками. - Папа сначала очень смеялся, а потом объяснил, что они или спрятались от нас, или уже отрастили ноги и вылезли на сушу - тут же всё быстрее, чем в холодном климате. Но ничего, скоро лягушки сделают вторую кладку...
- Ты хочешь сказать, что нас ждёт вторая порция плавающих хвостатых утюгов? - обрадовалась я.
Но к маленькому пруду с собственным именем "Морское Око" мы всё-таки спустились, и таки увидели головастика с лапками - и он оказался гораздо смешнее, чем всё, что я могла себе представить по картинкам. Сфотографировать его не удалось - зато вот лягушки )
И картинка, которую я давно хотела сделать:


Спокойной вам ночи и бодрого утра, мои маленькие электронные друзья.
krissja: (Default)
В субботу мы убедились, что Боничке предопределены долгие и очень серьёзные отношения с доктором Михаилом Тодоровым из Объединённой Ветеринарной клиники, что на улице Царевец на мосту над рекой.
Потому что, переезжая с двумя крысами, больше всего Боничка переживала из-за того, что в городе нет и не может быть ратологов, да и вообще специалистов по грызунам нету никаких - так ей сказали. Это представлялось логичным - учитывая плодородность этой земли, местным жителям грызуны должны были быть врагами, но никак не домашними любимцами; но на всякий случай я погуглила и немедленно выяснила, что в моей любимой клинике есть не только газовый наркоз и специальные маски для грызунов разного размера, но и доктор, который этих самых грызунов разного размера оперирует успешно.
Боничка воспряла духом, но как-то не вполне: в Москве уже выросло поколение ратологов, которые умеют и любят лечить крыс, и уезжать от надёжного доктора к незнакомому оказалось тяжело.
А через месяц после переезда у Боничкиной Лейки, пожилой длинношерстной крысы дамбо, вылезла опухоль молочной железы. Доброкачественная, подкожная - технически удалить несложно, но нужен доктор, который на крысах не только учился, но и лечил их потом до выздоровления.
Так мы познакомились с доктором Михаилом Тодоровым.
Здесь все выглядят моложе, чем я привыкла - моему обожаемому доктору Кацарскому, ветеринару и художнику, никак не может быть меньше пятидесяти - а выглядит он чуть старше меня; но доктор Тодоров показался нам совсем мальчиком, только закончившим институт. Мы приехали на осмотр впятером: Боничка, девочка Вика в качестве переводчика, я в качестве группы поддержки, крыса Лея как пациент и Пасюк как гарант спокойствия Леи.
Доктор Тодоров крысу общупал, сказал, что опухоль удалит, что крыса после этого останется жива - но как-то он это так неуверенно произнёс, что мы переспросили - и бОльшей уверенности не добились. Крыс здесь кроме Бонички держат ещё две русских семьи, ни та, ни другая их не лечит (сколько проживут - столько и нормально), так что доктор Тодоров признался: такие пациенты у него бывают нечасто. Хомяки, хорьки, зайцы - да, а вот крысы - нечасто. Восходящая интонация болгарского языка делала для нас его утвердительные ответы неуверенными - но делать было нечего, операцию назначили.
И перенесли из-за того, что бодрая старушка Лея подхватила пневмонию, посидев немного у нас на веранде в прохладный день.
Доктор Тодоров назначил было Лее антибиотик - но услышал от Бонички перечень её собственных назначений, впечатлился и подтвердил правильность её лечения (девочка консультировалась в том числе и с московскими ратологами, а как же; крысоводы часто становятся фельдшерами поневоле).
Опустим двухнедельные инъекции крысе Лее, которая умеет натягивать кожу и напрягаться так, что не уколешь. Опустим скорость, с которой росла опухоль. Опустим описание ещё двух наших визитов с ансамблем (включая Пасюка) к доктору Тодорову (который зримо нервничал в нашем присутствии). Скажем только, что в одну из суббот мы втроём - Боничка, крыса Лея и я в качестве группы поддержки, - пришли к доктору Михаилу Тодорову вынимать опухоль из крысы.
- Я хочу всю необходимую реанимацию, - сказала Боничка, подписывая согласие на операцию.
Доктор Михаил Тодоров, немного говорящий по-русски, вопросительно посмотрел на меня.
- Моя подруга... просит... чтобы если что-то пойдет плохо... - запинаясь, заподбирала я болгарские слова.
- Every possible reanimation, - перебила меня Боничка.
- Офкоз офкоз ай андестенд! - отозвался доктор Тодоров.
- Айлавью, - ответила Боничка, передавая ему попонку. - Вот это - для вас.
- Постоперейшен бендейдж, - сказала я.
- Я понял, - отозвался доктор Тодоров. - Это после операции надеть.
- На крысу, - уточнила Боничка. - Вы меня позовите, я помогу, я знаю, как это надевать.
Некоторое недопонимание возникло, когда доктор Тодоров дал Лейке премедикацию (успокоительное перед наркозом) и сказал нам, что ближе к вечеру мы можем крысу забрать - сейчас операция, потом она какое-то время пробудет в кислородной камере, потом ещё подождёт в стационаре...
- Никакого стационара! - дёрнулась Боничка. - Я тут буду ждать.
Доктор Тодоров даже спорить не стал со странными людьми, держащими крысу в качестве домашнего животного; окей, хотите - ждите.
Над рекой, вдоль задней стены клиники, шла веранда; над ней росла шелковица; и мы общипали с неё всё, до чего дотянулись. Время летело, вокруг ходили добрые перепуганные собаки (никто не любит ветклинику) и дамы с котятами на руках, и как следует занервничали мы только через час.
- Там дел - на двадцать минут, - проговорила Боничка.
Я проглотила первые десять реплик ("Ну, может, что-то пошло не так", "Скорей всего, это от неопытности именно в плане крыс" и "Если бы дело было плохо - тебя бы позвали"), внутренний цензор одобрил только "Не ссы".
- Не ссы, - отозвалась я. - Пойдём внутрь погладим лабрадора.
Мы устроились под дверью операционной - я уселась рядом с лабрадором Зарой, идеально выдрессированной нежной девочкой, которой очень не нравилось в клинике, и она готова была немного утешиться поглаживанием ушей и почёсыванием крупа, а Боничка застыла на высоком старте, вглядываясь в плотно закрытую дверь, за которой работал доктор Михаил Тодоров.
- Там не наша крыса, - сказала Боничка, когда дверь на секунду приоткрылась и захлопнулась снова. - Он не крысу оперирует, он только что достал из животного штуку размером с кошачью селезёнку, в Лее такого не может быть, ГДЕ МОЯ КРЫСА?!
- Ну давай я стукнусь в операционную спрошу, - пожала плечами я.
Боничка проглотила первые десять реплик ("Ты охренела?", "У тебя вообще голова есть на плечах - стучать в операционную?" и так далее), и ответила очень мягко:
- Пожалуй, не стоит этого делать. Доктор работает, у него в руке скальпель, отвлекать его нельзя, посторонним в операционной...
- Понял, - отозвалась я. - О, смотри, доктор выглянул, я его знаю, он Туману анализы делал; пойду спрошу, крыса у Тодорова на столе или кто другой.
Оказалось - что таки да, крыса.
- Почти два часа, - проговорила я.
- Прости, что задержала тебя так надолго, иди домой, если хочешь, - Боничка в десятый раз завела было песнь бессмысленной вежливости, но в этот момент дверь операционной распахнулась, и нас позвали внутрь.
Доктор Михаил Тодоров позвал Боничку, потому что она сама просила дать ей завязать попонку. Я, увидев, что нас зовут, спокойно пошла. А Боничка, привыкшая к тому, что в Москве в операционную зовут только для того, чтобы попрощаться с умирающим, стойко сдерживала слёзы, и заплакала, только услышав: "Она жива, опухоль удалили, всё прошло успешно".
Лея лежала на столе пузом вниз, мордой в маску с наркозом. Боничка затянула узлы на попонке, и нас троих проводили в стационар, где Лею устроили в кислородной камере на ближайшие два часа.
За это время мы расплатились, дошли до дома, пообедали, выпили кофе, сбегали на почту отправить посылки - и вернулись точно вовремя.
Доктор Тодоров курил на крылечке.
- Нам пришлось занять камеру другим пациентом - там котёнок собрался умирать, ему надо было под кислород, - сказал он по-болгарски.
- Как - умирать? - побледнела Боничка.
- Да не крыса! - спохватилась я. - Котёнок! С Леей всё в порядке!
- Ваша крыса в порядке! - подтвердил доктор. - Очнулась, вылезла из бандажа, разгрызла нижний стежок - но вы не волнуйтесь, я сделал отличные подкожные швы, всё держится.
Вообще мощная вещь - языковой барьер. Увидев опухоль, извлечённую из крысы Леи, Боничка снова побледнела - охнифигажсебе какая здоровая, вовремя мы прибежали, - а доктор Тодоров подумал, что хозяйка испугалась вида куска мяса, и заботливо прикрыл фиброаденому полой халата.
Мы забрали крайне недовольную Лею, отдельно от неё - попонку, десятикратно поблагодарили доктора Михаила Тодорова, упаковали пациентку в переноску и отправились домой. У доктора Тодорова на лице было написано такое же облегчение, как и у нас: всё хорошо, крыса жива, все молодцы и герои.
В переноске Лея посасывала самый спелый абрикос в этом городе. Боничка розовела щеками и планировала долгие отношения с варненским специалистом по грызунам.
- Раз они такие зайки, я им в следующий раз пасюка принесу, из переноски достану и дам погладить.
- Ага, а если будут хорошо себя вести - не достанешь и не дашь, - отозвалась я, вспомнив, как в прошлый наш визит фармацевты поостереглись трогать абсолютно здорового, сильного и толстого пасюка.
На том и разошлись.
Сутки миновали. Можно утвердить, что операция прошла успешно. Лейка отказывается носить попонку и выбирает из миски самое вкусное, пренебрегая остальным; швы держатся нормально, и единственный недовольный в крысином доме - толстый пасюк, посаженный на низкокалорийную диету.
Такие дела.

Profile

krissja: (Default)
krissja

August 2017

S M T W T F S
   123 4 5
67 89 101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 10:54 am
Powered by Dreamwidth Studios